0
0

«Медийный четверг» с Катериной Раецкой

Вместе с «Мидийными четвергами», в ходе которых мы предлагаем вам блюда из охлажденных мидий, приходят и «Медийные четверги»! В такие дни мы планируем публиковать интервью с известными медийными персонами нашего города, и первой гостьей этой рубрики стала Катерина Раецкая.

 

Катерина Раецкая — event-продюсер, PR – менеджер, солистка группы Da Vinci. Если снижать пафос в представлении, то «Катя делает так, чтобы все происходило», — таким образом характеризует работу Катерины ее младший брат, и наша героиня старается соответствовать этой трактовке. В нерабочее время она — заядлая путешественница, которая в одиночку либо вместе с телеведущим Денисом Дудинским объехала множество стран Африки, Европы и Центральной и Южной Америки.

— Катерина, недавно одно из изданий опубликовало историю о том, как вы собирались ехать в Намибию, но улетели в Португалию из-за проблем с паспортом. Наш первый вопрос — как вам Португалия?

— Я много раз собиралась посетить эту страну, но каждый раз планы менялись. Плюс, это не самая простая страна в плане перелетов: иногда проще собраться с силами и потратить 13 часов, чтобы  долететь до Южной Америки, чем с пересадками до Лиссабона. Но побывав, наконец, там, я уверена, что Португалия просто обязательна для посещения для каждого, кто без ума от океана.

Иногда говорят, что, если вы были в Испании, то в Португалию можно не торопиться — не верьте! Это совершенно другая страна, другой климат, другие люди, это конец континента и открытое водное пространство. Это — невероятный океан с огромными волнами, которые высоко котируются среди серферов.  

— А есть ли у вас опыт серфинга?

— Первые шаги сделаны, если можно так сказать! В Коста-Рике я попробовала встать на доску, правда, со мной был профессиональный преподаватель, который учил «видеть свою волну». Азы я освоила, стою на доске уверенно, хотя искусство  «чувствовать волны» пока до конца не освоила. Скоро, я надеюсь, мы поедем в Сальвадор — думаю, там продолжу свои занятия. Серфинг — это огромное удовольствие от ощущения баланса и контроля над ситуацией, и теперь я хорошо понимаю тех людей, которые «подсаживаются» на это дело и все свободное время проводят у большой воды. 

— У вас широкая география путешествий. А какие направления или страны впечатлили больше всего?

— Все континенты разные, нет смысла сравнивать. Наверное, одним из самых диких и запоминающихся мест стали джунгли в Панаме, знаменитый Дарьенский пробел. Там действительно видишь непроходимые дебри, где нет ни одной живой души и лишь где-то в глуши шифруются наркокартели, а на пути к пробелу —  повсюду внутренние панамские войска специального назначения, которые пытаются произвести «зачистку» этих территорий. Дарьенский пробел - одно из самых небезопасных мест на планете, тем и привлекает искателей приключений.

Находясь в подобных странах, ты видишь, как тебе кажется, настоящую бедность: в регионах с влажным климатом не думают о красоте домов, крыша и пол на сваях – вот и все жилье!  А потом контраст: приезжаешь на  райские острова, например, архипелаг Бокас- дель-Торо, где снимали передачу «Последний герой», живешь в палатке, принимаешь душ из дождевой воды, электричество от солнечной батареи, никаких «интернетов», да и саму палатку делишь с жуками, гусеницами и крабами... И это тоже опыт, который не забывается.

— Происходят ли какие-нибудь изменения внутри, когда видишь, например, бедность африканских стран?

— Африка тоже бывает разной: когда мы впервые отправились туда, взяли с собой много конфет, однако попали мы не в ту Африку, где конфеты в диковинку. Но да, чем глубже в деревни едешь, тем ярче реагируют местные детки на белого человека, и они рады любому браслетику или ручке. Причем фишка не в том, что им действительно нужен этот браслетик — им важно, что это дал белый человек.

Если говорить о переосмыслении каких-то ценностей, то приходят не мысли из разряда «вот, мы все дома зажрались, тратим деньги на туфли и бары», а понимание того, что «и там тоже есть жизнь». Но эта жизнь другая! Объясню: вот словили там люди змею, чтобы ее позже приготовить и употребить, но на время положили ее в какой-то тазик под хижиной, и пока эта змея жива – достают, чтобы шокировать туристов. И ты видишь, как маленькие дети бегают рядом с этой живой змеей, и понимаешь, что вот они такими выросли — без страхов, стереотипов из кино и интернета, да и зачастую без электричества. И даже в таких условиях, сидя вечером у костра, можно видеть людей счастливыми — ведь именно в таких условиях происходит осмысление себя самого и твоего отношения к людям.

— Вы всегда мечтали путешествовать или так получилось само собой?

— Хотя я родилась уже после распада СССР, в то время финансовая ситуация в большинстве семей была одинаковой — так себе. Какие путешествия, какой Париж? Наверное, по этой причине у меня сейчас нет и не было никаких ожиданий от стран и городов. Поэтому я сейчас приезжаю и «беру» их без каких-либо стереотипов!

— Какая кухня ваша любимая? Вот недавно вы вернулись из Португалии — что можете сказать о ней?

— Португалия хоть и окружена с трех сторон океаном, но основная часть вылавливаемой рыбы и морепродуктов идет на экспорт. Да, в магазинах все это есть, но обычно — в охлажденном виде. Поэтому не скажу, что попробовала там какие-то суперкрутые деликатесы. Из популярного – сушеная треска «бакаляу» и маленькие сардинки.

Зато я открыла для себя Португалию с винной стороны— там множество регионов, и каждый из них производит что-то особенное. Я не любитель красного, но там от него невозможно было отказаться. Начать утро с бокала вина? Там это в порядке вещей. Еще Португалия славится своими десертами. Например, Pastel de nata — это корзиночки из слоеного теста с заварным кремом, очень вкусная и всем понятная вещь. 

Что касается любимой кухни, то, мне кажется, я родилась там, где мне было нужно родиться. А родилась я, кажется, чтобы хорошо питаться! (смеется) Потому что блины-шкварки-колбаски и вот это вот все — очень мое. Я могу себе позволить спасаться от бессонницы так: часа в четыре ночи отрезать кусочек салка и…полакомиться!

И да, любому тортику я всегда предпочту кусок мяса или шкварочку, чем иногда шокирую знакомых. В Чехии или, например, Литве, когда все, сидя в ресторане, пытаются заказать себе пасту или пиццу, я заказываю кусок шпика и с удовольствием его съедаю. В этом плане я как настоящий мужчина – в меру упитанный и в самом расцвете сил:)

— Как сказываются путешествия на личных отношениях? Сложно ли постоянно находиться рядом с близким человеком?

— Года три назад я и представить себе не могла, что люди способны 24 часа в сутки находиться вместе. Мне, как интроверту по своей природе, нужен отдых от общения с людьми — любыми людьми, даже самыми близкими. И перед первой поездкой очень боялась, что мы утомим друг друга, рассоримся с Денисом или откроемся друг другу с неприятной стороны.

Но потом я поняла, что в путешествиях люди притираются на биологическом уровне. Там ты легко учишься тому, чтобы не раздражать близкого, понимаешь, где нужно промолчать, а где «выступить». Плюс, когда вы делите последний пакетик чая на группу — возвращается детское умение отдать последнее, поддержать друга не смотря ни на что. Вот говорят, прежде чем жить вместе, нужно либо сделать ремонт, либо съездить в путешествие — мы эти проверки объединяем.

— По поводу ремонта: не так давно вышло резонансное интервью Дениса, посвященное тому, что он долгое время отказывался от бытовой техники и прочих благ цивилизации. Хотелось бы услышать вторую сторону. Как вам удалось справиться или смириться с этим?

— Поначалу, видя аскетичную обстановку и постоянно незавершенный ремонт, я понимала, что человек живет так уже давно, ему удобно и он привык к этому. Но в какой-то момент словила себя на мысли: я же менеджер, умею управлять людьми и ресурсами! Решила начать ремонт у себя дома и говорю как бы невзначай, мол, вот, собираюсь менять окна. И Денис такой: «О, а может и мне поменять…». Я за это зацепилась, и через две недели у нас уже был план перепланировки всей квартиры!

Но да, два с половиной года я тоже с ужасом смотрела на то, как Денис стирает рубашки в тазике. Кажется — как может известный телеведущий стирать рубашки в тазике? А ему было нормально, сейчас я понимаю, что он просто не парился из-за таких мелочей! Собирая свои вещи, чтобы отвезти их в стирку, я подкалывала Дениса, мол, давай и твои рубашки заберу, постираю. А он мне — «нет, ты все испортишь!». Сейчас, конечно, у Дениса уже сложились нежные отношения со стиральной машинкой, но тазик он на всякий случай хранит:)

Времена изменились и теперь я уже иногда ловлю Дениса на мыслях вроде: «А не купить ли новый коврик?». А недавно — представь! — этот человек привез из Африки картину! Кажется, у него изменилось отношение к дому. Раньше это было место просто для того, чтобы прийти переночевать и снова пойти на любимую работу, а лучше — уехать в путешествие и там искать комфорт. Сейчас же, наверно, у него появилось видение дома как места, в которое хочется возвращаться.

Что могу сказать по итогу? Мужчины они такие — все могут сделать сами. Но для этого не нужно намекать, нужно сказать прямо, а лучше — поспособствовать.

— Насколько известно, года полтора назад, вы вошли в состав группы Da Vinci. Почему вдруг решились на такой шаг?

— Это не совсем мое решение! Раньше у группы была прекрасная, яркая солистка -  телеведущая Оля Рыжикова, но через десять лет работы в группе она решила продолжить карьеру в немного другом направлении. Следовательно, в коллектив срочно понадобилась замена для исполнения партий женского вокала, в основном – на корпоративных мероприятиях и «живых» концертах.

На этом этапе я помогала команде с процессом подбора, искала вокалисток из числа участниц различных телепроектов, среди выпускниц Университета культуры и искусств… Времени до ближайших «сольников» было в обрез, и я постоянно слышала от композитора Леонида Ширина: «Если не определишься — сама будешь петь!». Ну, в общем, так и произошло... Повезло, что когда-то я уже работала на сцене театра в мюзиклах и музыкальных спектаклях, шесть лет  ушло на занятия вокалом — как выяснилось, ничего не происходит зря.

— Как вы умудряетесь все успевать? Есть ли какой-либо секрет?

— На днях моя знакомая дизайнер опубликовала пост, где расписала механику, которой пользуются все занятые и успешные люди, связанные с бизнесом. Это очень просто: составляешь план на год, план на месяц, план на неделю и план на день. И по этому плану живешь. О себе могу сказать, что без еженедельника я хожу только в тренажерный зал, и то — постоянно об этом жалею, потому как на беговой дорожке  я постоянно принимаю звонки по работе и корректирую рабочие тайминги.

Плюс, для меня существует принцип Хакамады (я его так называю): все, что для тебя действительно важно, нужно вносить в график. Если ты не идешь в театр, потому что, якобы, у тебя много работы — знай, ты просто не хочешь этого. Потому что все остальное вносится в график и планируется заранее. А как только что-то попадает в график — оно становится реальностью, и ты обязательно найдешь для этого время.

Есть отличное выражение для каких-либо важных планов: наделяйте дело статусом авиабилета. Вы часто в аэропорт опаздываете? Нет. Хотите сходить в театр — наделите этот поход «статусом авиабилета» и успейте на постановку. Разумеется, все успеть нельзя. Но то, чего хочется, успеть можно.

Интересно, что планирование и составление графика дает тебе определенную свободу. Ты можешь проснуться, посмотреть в ежедневник и понять, что до дедлайна еще четыре дня, поэтому сегодня можно отдохнуть. Если же ты ничего не планируешь, то тебе будет постоянно казаться, что ты ничего не успеваешь — и тогда отдохнуть точно не получится. А отдых очень важен: я постепенно пришла к тому, что нужно выкладываться по полной, но потом обязательно дать себе передышку. Без нее ты рано или поздно возненавидишь то, что делаешь, даже если это работа мечты! 

— Вы уже не год и не пять лет в профессии, однако по возрасту младше многих своих коллег. Случается ли сталкиваться с предвзятым отношением?

— Иногда бывает, что меня не пускают на мои же съемочные площадки охранники: говорят, мол, девочка, куда это ты пришла? И я терпеливо стою с бейджем и паспортом, жду, пока начальник службы безопасности придет мне на помощь:) В целом, в работе, хватает нескольких встреч и первых результатов, чтобы все вопросы о возрасте, в контексте опыта и навыков, отпали. Визуализация тоже важна, со временем я научилась тому, что не стоит ездить на встречу с серьезным клиентом в кедах, к примеру, либо пытаться руководить съемочным процессом в розовом плюшевом костюме, хотя клиенты бывают разные, но основные составляющие имиджа нужно складывать в единый образ, вызывающий доверие.

Что касается восприятия, я могу предположить, что в медиа-сфере осталось не так много людей, с которыми мы до сих пор не знакомы, не работали или не пересекались на площадке, значит какое-то мнение обо мне уже сформировано! И оно, кстати, может быть совсем не лестным, я довольно жесткий менеджер и против показушной искренности! Но по опыту работы с серьезными телевизионщиками, управляющими агентств или  владельцами бизнесов, самое важное для таких людей – как ты «вкалываешь», «волочешь» и отвечаешь за результат. Нужно, чтобы была голова на плечах, а  за возраст я не волнуюсь, помню,  что юность — тот недостаток, который быстро проходит.