0
0

Битва за «Макарики». Трагикомедия в четырех актах

В конце мая в городе Гродно состоялось заседание суда, в результате которого одна из местных компаний была признана виновной в неправомерном использовании товарного знака «Макарики», принадлежащего компании «Суши Весла», и по-крупному оштрафована. Ибо нечего.

Зимой прошлого 2015-го года нежданно-негаданно в адрес компании «Суши Весла» пришло сообщение от клиентов, суть которого заключалась в следующем: «Ребятки, произошла странная ситуация. Приехали мы в Гродно, увидели рекламу «Макариков», обрадовались и заказали. А привезли нам что-то, по вкусу напоминающее лапшу быстрого приготовления. То есть, в Минске вы продаете один продукт, а в Гродно совсем не стараетесь и обманываете потребителей? Нехорошо!». Но у «Суши Весла» пока нет заведений в Гродно. Не почудилось ли?

Ан нет: оказалось, некая фирма в Гродно решила использовать товарный знак «Макарики». Причем, продавать под ним точно такую же продукцию — 30-й класс, по Международному классификатору товаров и услуг. То есть, рис и лапша с мясными-рыбными добавками в коробочках. Плюс логотип и слоган, плюс та же идея конструктора: налицо жесточайшее нарушение прав на интеллектуальную собственность.

А если учесть то, что у «Суши Весла» уже заимствовали конструкцию коробочек, дизайн меню и некоторые другие вещи, можно с пониманием отнестись к тому, что на этот раз созрело решение «заимствовальщиков» наказать.

Акт I. «Ну,  и сколько макарон у вас украли?»

Прежде всего, на адрес гродненских коллег улетело заказное письмо — о том, что товарный знак «Макарики» зарегистрирован в Национальном центре интеллектуальной собственности (заявку подали в 2011-м, сертификат получили в 2013-м), и его использование другими фирмами недопустимо. Попросили прекратить все подобные дела в течение двух дней. Но в ответ — тишина. И — никаких действий.

Ирина Морощук, ведущий юрисконсульт «Суши Весла»: «В Гродно у нас был «секретный агент», который через несколько дней после нашего письма заказал псевдомакарики — их радостно привезли: и снова наш товарный знак, и снова не наша продукция. Еще через несколько дней — то же самое. Чеки и фотографии мы попросили сохранить и начали готовить документы».  

18 февраля представители «Суши Весла» приехали в Гродно и решили посетить отделение милиции. Правда, долгое время никто не осознавал, как принимать заявление, и даже не вникал, чем «Суши Весла» так расстроены. Спрашивали:

— Так что у вас украли-то? Макароны, что ли?

Потом пришлось долго выяснять у дежурного, какая именно структура должна заниматься такими делами. Путем проб и ошибок, выяснилось: ОБЭП. Представители «Суши Весла» поехали в ОБЭП, где подали уже готовое заявление и все доказательства — такого основательного подхода, к слову, в гродненском ОБЭП никто не ожидал. Не быстро и не сразу, но делу был дан ход, и именно по той статье КоАП, на которой настаивали «Суши Весла». Хотя для этого не раз и не два пришлось съездить в Гродно.

Ирина Морощук: «Одна из поездок была связана с составлением протокола — и в этот раз мы, наконец, познакомились с ответчиком, директором компании, которая нарушила наши права на товарный знак. Что нас удивило — он относился ко всему очень легко, считал, что мы ничего не докажем, да и доказывать нечего: его компания, мол, ничего не нарушала. Ну-ну.

Такой стратегии даже следователь удивился. Он достал наклейки с нашим товарным знаком, изъятые из рабочего стола ответчика — «как, мол, не использовали?» Стало ясно, что кто-то сказал лишнего, но слово не воробей, из протокола не улетит».

Суд назначили на 24 мая. Ответчик расстроился.

Акт II. Лапша и рис — копипастерский криз

Ирина Морощук: «Первое, что я услышала от ответчика в день суда, столкнувшись с ним у двери зала заседаний, было: «Каааак? Вы все-таки приехали?» Он, похоже, был совсем не готов к тому, что мы настроены идти до конца. Но решил действовать дерзко и нахраписто.

Для начала попытался перенести заседание под замечательным предлогом: он, видите ли, не успел ознакомиться с делом. Хорошая попытка, не считая того, что у него было целых 20 дней, в то время как мы специально для этого приезжали из Минска, и я 4 часа вручную переписывала все материалы — никто не позволил их отфотографировать. На это же ему намекнула и судья. Подумав, ответчик поменял свое решение. На что получил еще более прозрачный намек: цирк в суде неуместен и рискует обернуться наказанием за неуважение к этому самому суду».

Далее ситуация начинает разворачиваться в духе соревнований на самую нелепую отговорку. Оказалось, никто не знал, что «Макарики» — зарегистрированный торговый знак, у которого есть законный владелец. Видимо, это знание должно было снизойти само по себе, потому как на сайте НЦИС есть кнопка поиска, позволяющая в один клик проверить любой товарный знак и получить о нем всю информацию.

Следующий аргумент должен был стать убойным. «Да, я «гуглил» слово «Макарики» и видел наши белорусские, но потом увидел и то, что в России «Макарики» также существуют!», — заявил ответчик. Наверно, победа была бы полной и несокрушимой, если бы не два но. Первое: то, что у «Макариков» есть российский владелец, ничего не меняет на территории Беларуси. Второе «но» намного круче: владельцем товарного знака «Макарики» компания «Суши Весла» является не только на территории Беларуси, но и на территории России.

Ирина Морощук: «Дальнейшие аргументы приобретают особую изящность: оказывается, что на самом-то деле компания ответчика прекратила использовать товарный знак «Макарики» в тот же самый момент, как только получила предупредительное письмо от «Суши Весла».

В подтверждение этому ответчик предъявляет свидетельства того, что название и слоган изменены. Отныне гродненская компания продает не «Макарики», а «Макарошки», а слоган «Лапша и рис — любой каприз» превратился в «Лапша и рис — душевный бриз».  Услышав такую откровенную и, по-нашему, безвкусную кальку и пародию, мы даже подумали, не подбросить ли несколько свежих идей ответчику?»

Тут уже пригодились скриншоты, чеки и фотографии, на которых четко видно, что компания ответчика продолжала использовать товарный знак «Макарики» до тех пор, пока не запахло жареным.

— А может, «Фотошоп»?, — с надеждой спросил ответчик.

Но у судьи были  доказательства того, что снимки подлинные.

Сильно расстроился ответчик.

Акт III. «Не виноватая я! Они сами все клеили!»

Но прекрасное только начиналось. В один из моментов директор гродненской компании встает и изъявляет желание заявить очередное ходатайство. Суть этого ходатайства в том, что сотрудники его компании против его воли, самостоятельно и вероломно, без объявления войны лепили наклейки на коробочки, а он ничего не знал, и — «давайте накажем сотрудников, дадим все штрафы им вместо юридического лица»?

Ирина Морощук: «В эту минуту я начала выпадать в осадок и ловить себя на мысли, что, если бы директор компании, в которой работаю я, так себя повел бы в суде, это был бы мой последний рабочий день в этой компании».

Видимо, об этом подумали все присутствующие. Видимо, через несколько секунд эта же мысль пришла в голову и самому ответчику, потому как следующий диалог был приблизительно следующего содержания:

— Эти ваши слова в протокол заносим?

— Ээээ… не надо.

Когда всем все стало понятно и всем все стало надоедать, судья предложила ответчику два варианта: или суд переносит заседание на послезавтра, или ответчик признает вину и соглашается на минимальный штраф — 100 базовых величин. Произнеся слова «сто базовых величин» и увидев выражение лица ответчика, судья сочла нужным уточнить:

— А вы на какую сумму, вообще, рассчитывали?

— Ну, миллиона на два…

Акт IV. Борзота и наказание

Ирина Морощук: «Наверно, только после первого заседания ответчик осознал, что все серьезно, потому как решил, наконец, подробно ознакомиться с делом и даже нанять юриста — а следует заметить, что такие дела для любого юриста очень сложные, и с ними нужно разбираться долго... Юрист мне позвонил в тот же день и стал предлагать различные варианты, в том числе, медиацию. Однако нам этот вариант не подходил, потому что цель была другая: защитить свои права и наказать правонарушителя».

26 мая состоялось второе заседание суда. На него ответчик пришел подготовленным — с написанной на бумажке речью, которая, по идее, должна была оправдать все действия его компании. Но не получилось, не срослось. Возможно, нужно было эту речь хотя бы прочитать заранее.

Ирина Морощук: «Несмотря на то, что позиция «мы ни в чем не виноваты и ничего не нарушали» уже доказала свою неэффективность в ходе первого заседания, ответчик решил придерживаться ее и дальше. Хотя раньше не раз и не два, официально и неофициально, было проговорено следующее: нас не интересуют деньги, компенсации и так далее. Нас интересует защита наших интересов, нам нужно, чтобы вы и другие предприниматели обратили внимание на проблему интеллектуальной собственности и задумались над тем, что можно делать, а что нельзя.

Иными словами: если бы ответчик перестал нарушать наши права, как только получил письмо, — все было бы проще; если бы он сам признал вину компании на первом суде — получил бы минимальный штраф».

Итог получился чуть другим: юрлицо признано виновным, а штраф превратился в далеко не минимальный.

Стоит ли вставлять ремарку о том, что ответчик совсем загрустил?

Эпилог

Рассказывая эту историю, Ирина Морощук заостряет внимание на том, что не всегда и не везде белорусские госорганы подготовлены к работе с такого рода делами; иногда процессы, связанные с нарушением прав на интеллектуальную собственность видятся им, похоже, чем-то не очень серьезным. Примерно так же к этому относятся и многие предприниматели, которые не осознают ответственности, решая «поиграться» с не принадлежащей им интеллектуальной собственностью, а позже делают круглые глаза, услышав слова «товарный знак» или «знак обслуживания».

Ирина Морощук, ведущий юрисконсульт «Суши Весла»

А что делать? Директор сети «Суши Весла» Вачаган Манукян предлагает простой выход: «На примере суда в Гродно, мы убедились в том, что сегодня предприниматели просто не осознают всей ответственности и не понимают, какие последствия могут повлечь необдуманные действия. Поэтому нужно привлекать внимание к этой сфере и проводить минимальный ликбез. Простой пример: сегодня каждый предприниматель обязан пройти государственные курсы по охране труда — можно ведь сделать обязательным небольшой курс и по интеллектуальной собственности, правда? Область сырая, новая, да, но ведь все просто: придумал ты яркий интересный товарный знак — проверь, не зарегистрирован ли он, и если нет — не тормози и регистрируй! Но если эта идея пришла в голову кому-то раньше, чем тебе, — будь добр, уважай чужую собственность».

Директор «Суши Весла» Вачаган Манукян

Надеемся, рассказанная нами история будет интересна предпринимателям и другим профессионалам, связанным с белорусским бизнесом, — мы рады любым комментариям, советам и пересказам случаев из вашего опыта. Всем остальным, надеемся, было просто нескучно:)

Но что самое интересное — продолжение следует!